Menu

Путь развития генерального директора "АВЕСТА-РИЭЛТ"

src="//www.googleadservices.com/pagead/conversion/1029990359/?value=1.00&currency_code=RUB&label=_nVvCLuZkQcQ18-R6wM&guid=ON&script=0"/>

СБ, 04/09/2010
  Известного предпринимателя, рассказывающего об услугах агентства недвижимости «Авеста-Риэлт», можно часто увидеть на телевидении и страницах омских изданий.
  «Для меня не существует имени Райс без компании «Авеста», - признается Валерий Владимирович.
Но лишь немногие знают, с чего все начиналось...

«Я занимался                          настоящей коммерцией...

А что оставалось делать?»

СПРАВКА
_________________________

Родился:
в 1967 г. в Омске

Образование:
высшее экономическое

Профессиональный опыт:
с 1994 г.
ген.директор ООО«Авеста-Риэлт»

Семья:
женат, двое детей

 -Валерий Владимирович, откуда у будущего основателя «Авесты-Риэлт»

 появилась коммерческая жилка?
 Что способствовало формированию Вас как успешного бизнесмена?

- У меня до сих пор сохранились хорошие ассоциации с той школой жизни, которую я прошел в вооруженных силах. Представьте, молодой человек в 18 лет попадает в армию - в ограниченное пространство, с ограничениями в принятии решений, в действиях. Требуется соблюдение устава и законов, которые действуют на этой территории - как законов де юре, так и де факто. Это одна из «общин», где человек завоевывает авторитет не словами, а поступками. Люди здесь равноценны друг другу - по полу, возрасту, социальному статусу. Невольно начинаешь себя сравнивать с другими: а я парень-то оказывается ничего, и физически не слабый, и духом сильный. У нормального человека так формируется самооценка. Армия стала  для меня способом раскрытия своих внутренних возможностей, именно в те годы начала появляться уверенность в себе, в том, что я что-то могу в этой жизни.
Я служил в Германии, нас готовили на командиров танков. Через полгода, когда подошло время для смены сержантского состава, мне предложили стать сержантом. Так я стал постигать основы  руководящей деятельности. Мне не то, что бы это нравилось , скорее, нравилось изучать жизнь, присматриваться  к людям. Тогда я сделал свои первые выводы о том, на какие типы делятся люди. Понял, что только с каждым десятым можно пойти в разведку и, как выражаясь сегодняшним языком "вести бизнес".
Последние полгода уже был старшиной. Но я не выслуживался. Знаете, сержанты бывают разные: кто-то более жестко воспитывает, кто-то мягче. Главное - не упиваться своей властью, а объяснять так, чтобы доходило, а лучше всего на личном примере. Когда вышел на экране фильм "9 РОТА" мне был очень близок персонаж сержанта, которого сыграл Михаил Пореченков, менее эмоциональным, но таким же по типу, у меня всегда преобладало чувство справедливости, а не чувство «начальства». И для меня было очень важно, когда перед отъездом ко мне подходили фактически мои ровесники и благодарили, что я сделал из них настоящих сержантов. Представляете, что такое в двадцать лет слышать благодарность от равных тебе молодых людей.

 У МЕНЯ ЕСТЬ ИДЕЯ
_____________________________
написать книгу, но не сейчас, а, может быть, лет через пять-десять. Скорее всего, она будет посвящена философии бизнеса. Я понимаю, что у человека наступает жизненный этап, когда активная деятельность  заканчивается. И когда наступит такой  период,  я его хочу заполнить творческой работой. Хочется написать книгу о своей жизни. Вот мне интересно читать книги известных людей. Я себя не приписываю к известным, но думаю, к тому времени книга будет интересна молодой бизнес-аудитории» 

 

-Вскоре Вы сами отправились домой. Но вернулись уже в другое время...

- Да, в Советском союзе в разгаре была перестройка.  Я вернулся, а у меня ни кола, ни двора, жил с мамой в двухкомнатной хрущевке. Но думаю: я же на что-то годен, я уже знаю себе цену. Для мужчины очень хорошая черта - самолюбие: если ты сам себя любишь, то себя начинаешь оценивать со стороны и сравнивать с другими. Я вернулся из армии человеком, который может ставить перед собой цели и добиваться их. А тут рыночная экономика зарождается. Думаю - почему бы и нет?
Я никогда не боялся физического труда - как многие зарубежные и российские бизнесмены. И сегодня могу спокойно стать рабочим, если потребуется. Это уже классика: будущие западные предприниматели разносили газеты, продавали пиццу, а мы разгружали вагоны (я так зарабатывал еще до армии в 15-16 лет). А после армии  пошел изготавливать шлакоблочные кирпичи: вручную делаешь замес (мешок цемента, песка, мешков пять шлака...), заливаешь в специальные формы, потом достаешь готовые кирпичи и относишь их каждый вручную сохнуть. За один такой кирпичик платили 20 копеек. В перерывах между работой я выходил на улицу и думал: «Господи, как люди в ссылке на каторге работали?».  Потому что иначе как каторжным этот руд не назовешь.  Но в отличие от каторжников я мог в любой момент все бросить и уйти. Но и денег мне тогда платить не будут. В общем, проработал я тогда три месяца и заработал две с половиной тысячи рублей.

 

 

-Это и стало первоначальным капиталом для будущего бизнеса?

-Можно сказать и так. В 1989 году я женился, на свадьбу нам с женой подарили деньги, так что в общей сложности у нас оказалось тысяч пять рублей.  На эти деньги купили машину  - «копейку», которой на тот момент было лет пятнадцать, и это было нормально, ведь тогда  машина считалась  роскошью, а не средством передвижения. Я ее сразу привел в порядок: ободрал всю краску, покрасил заново, надел красивые чехлы, в общем, подвел бровки. Начал таксовать и продавать водку - во времена сухого закона у таксистов всегда спрашивали: «А водка есть?». Сначала  покупал по 5 рублей, продавал по 10, затем покупал по 10, а продавал уже по 20. Пришлось наводить связи с заведующими магазинов. Да, я занимался  настоящей спекуляцией. А что оставалось делать? Другой альтернативы не было. Приходилось сталкиваться и с криминальными структурами - время было такое,  90-е годы. Из песни слов не выкинешь, и этот этап  тоже нужно было пройти, чтобы развиваться дальше - не будешь же всю жизнь водку продавать. Армейская школа жизни помогала мне и здесь принимать правильные решения.
Потом я узнал, что в соседнем Петропавловске можно прямо с завода покупать прицепы.  Поехал в Казахстан, наладил там контакты с сотрудниками, со снабженцами. Стал на своей машине возить прицепы  в Омск. Покупал там, здесь раза в два дороже продавал. Потом подумал: а что я вожу по два прицепа, если можно одновременно по четыре возить? Так и ехал - паровозиком со скоростью 80-90 км/ч. Приезжал в Омск, сразу вез прицепы на рынок, продавал, ехал домой побыть с семьей, на тот момент у нас уже был 3-летний сын, и снова в Казахстан. Это была абсолютно нормальная, законная деятельность. А потом цены отпустили, товары в магазинах стали стоить столько же, сколько у коммерсантов - источник дохода закрылся. У меня, парня из рабочей семьи, не было возможности скупать заводы-пароходы или участвовать в приватизации госудаственной собственности. Я услышал, что в Архангельске у моряков можно купить иномарку и выгодно ее продать здесь. 94-й год, едем с другом в Архангельск. И не просто за машиной, а за 123-м мерседесом. Приехали, нашли машину, договорились о цене. Собрались рассчитываться, а на руках были рубли, никому не нужные в портовом городе. Какими-то невероятными усилиями обменяли их на валюту в чужом городе на рынке и это в лихие-то 90 года. А машина к тому же была нерастаможенной, наш продавец тут же позвонил знакомому таможеннику: «Сейчас растаможим, не волнуйтесь». За сто долларов мы в тот же день растаможили автомобиль. Вот такие бреши тогда были в нашем государстве. И это была ниша, которой нужно было пользоваться. Автомобиль, купленный по-дешевке за рубежом, здесь стоил хорошие деньги.
В общем, мы поехали на Москву. По дороге вышли из строя все четыре стойки амортизаторов. Мерседес  дышал на ладан, еле как доплелись до Москвы около 800км. Что делать? Три тысячи километров до Омска мы просто не доехали бы, ведь ремонт иномарок в то время еще не был организован даже в Москве. Меня осенила мысль: каждую неделю в Москву летали наши «полетовские» самолеты - везли с завода какую-то продукцию. Мы в Домодедово, через службу обслуживания аэропорта находим экипаж, пытаемся связаться с командиром. А был такой период, когда за виски и ликеры можно было получить информацию. Друзья дали нам ящик ликера. В общем, дошли мы до командира, говорим, нужно встретиться. Командир, когда узнал в чем дело, конечно, в отказ. Кое-как уговорили. Я говорю: «Только есть один нюанс - у нас денег нет». Он: «Как? Ты что?». Это же были 90-е годы многих «кидали», никто не хотел рисковать. В общем, уговорил я его и на этот раз, до сих пор вспоминаю и удивляюсь, как это все у меня получилось? Прилетели в Омск, чуть позже встретились с ним в городе, отдали деньги. А вот мерседес продать оказалось сложно - на него же ни деталей не купишь, ни в ремонт не отдашь. Подремонтировали все, что смогли запчастями отечественного производства.  И приняли решение поменять его на новые жигули с дальнейшим обменом его на квартиру.  Вот с этого началось опробование риэлторской деятельности.

 

«Я ТРУДОГОЛИК,
_________________________
но это хорошая черта характера.
Я же не мазохист - я человек, который получает удовольствие от того, что у него получается намеченное дело. Тот, кто пришел домой и доволен, что он сделал все, что задумывал, при этом у тебя хорошее настроение, так как потраченная  на работу энергия выделяет в кровь эндорфины, которые называют гормоном "счастья", а другой вернулся домой и доволен от того, что лег на диван. Мне это не нужно. Я не могу даже в выходной день тратить свою жизнь на то, чтобы ничего не делать»

 

- Которая на тот момент находилась в «зачаточном» состоянии...

-Да, но тогда было много объявлений с предложением поменять квартиру на машину. Этим мы и стали заниматься: годовалую шестерку, доставшуюся нам взамен мерседеса, поменяли на трехкомнатную хрущевку на 27-й Северной. Так год меняли машины на квартиры. А в 94-м открыли «Авесту». Фирма тогда состояла из четырех человек - нас с другом и двух менеджеров, одним из которых была моя жена. Сняли помещение на Орджоникидзе 120, там где раньше была баня. На 12 квадратных метрах сделали  ремонт, поставили два стола и начали работать. Как сейчас помню, пишу свое первое рекламное объявление в газету «Может быть» (рекламные площади тогда еще измерялись в дециметрах): «Продажа, обмен квартир на ваших условиях». Этот текст, который риэлторы активно используют до сих пор,  тогда появился в Омске впервые...

 

 

-Наверняка, не все было гладко. Никогда не возникло желания все бросить и пойти куда-то работать,  не неся  при этом колоссальную ответственность?

-Такой мысли не было никогда. Я всегда был оптимистом по натуре и, если что-то не устраивало, всегда старался сделать так, чтобы устраивало. Изменить что-то либо в себе, либо в предоставляемых услугах, либо в людях...Я всегда стремился и стремлюсь ставить себя на место другого человека, постоянно провожу анализ: что клиентам интересно не только в ассортименте услуг, но и в качестве? А еще у меня есть такой принцип: я никогда не перейду да следующую ступень, если не «отшлифую» предыдущую. Не нужно стараться объять необъятное, всегда надо брать на себя столько, сколько ты можешь контролировать и тянуть. Какой смысл например брать в аренду  магазин на 100 квадратов и получать прибыль от 10 посетителей? Возьми магазин на 10 квадратов и доведи его до уровня 100 покупателей, а потом занимай площадь в десять раз больше. Нельзя нарушать законы бизнеса, нельзя чтобы твои пассивы превышали твои активы - это первое, на что натыкаются наши бизнесмены. Можно, конечно, и мне сейчас построить амбициозные планы, набрать кучу кредитов, расширить область деятельности - имидж компании это позволяет. Но я никогда звезд с неба не хватал и никому не советую этого делать. Расширяться нужно в момент востребования.

 «НЕ ПОДУМАЙТЕ,ЧТО
_____________________________
у меня завышенная самооценка - терпеть этого не могу. Не дай бог, чтобы кто-нибудь подумал, что у меня корона выросла. Я в этом плане стараюсь быть доступным руководителем".
 


К оглавлению
На главную
Каталог

ВЕРНУТЬСЯ НА ВЕРХ